3 заметки с тегом

мужчины

Штурман, приборы

Смотрю трансляцию ралли Уэльса. Уэльс на видео выглядит примерно как Ленобласть — узкая разбитая грунтовка, кругом кусты, хлещет дождина.

Скорость под двести, кусты сливаются в зеленый коридор. Пилот ошибается, вылетает с трассы, удар, еще удар, машина начинает кувыркаться через крышу.
Пилот штурману, безмятежно:
— Ты как, окей?

Фонтаны грязи и травы летят в салон, в лобовом стекле мелькают небо-земля-небо-земля.
Штурман так же невозмутимо:
— Я окей. А ты?

Сверхлюди, что с них взять.

 Нет комментариев    17   1 мес   мужчины   профессия

Просто больше не из чего делать

Я легко верю в плохое и с трудом — в хорошее. Точнее, я верю только в то хорошее, которое неким неоднозначным образом получилось из плохого. Вроде как «добро можно делать только из зла, потому что его просто больше не из чего делать».

Именно поэтому, когда мне говорят, что тягучие русские фильмы типа «Левиафана» и «Аритмии» — это чернуха, хтонь и неправда, я мысленно хмыкаю, одновременно не соглашаясь и понимая тщетность спора. В конце концов, я двадцать лет ездил к дедушке во псковскую деревню — а это примерно как наблюдать левиафан из первого ряда.

Сделанное на ровном месте хорошее выглядит для меня как популизм и вызывает подозрения, которые чаще всего оправдываются. Но тут я чувствую, что могу быть неправ, поэтому мне нравится такая мысль: «Можно иметь убеждения. Главное — их не придерживаться».

Немного сдвигая термины, я легко верю в трагедию и с трудом — в комедию. Точнее, я верю в ту комедию, которая так или иначе получилась из трагедии.

Обо всем этом я подумал, прочитав новость в одном телеграм-канале. Даже пересказывать не надо, драматургии хватает и так, поэтому вот её текст целиком:

«Житель Москвы, устав за новогодние праздники от жены, ушёл от неё в лес.

42-летний москвич Владимир Белобородов ушёл из дома четвёртого января после ссоры с женой. Поблизости от его многоэтажки на Открытом шоссе как раз располагается Лосиноостровской парк — можно пройтись и проветриться. Но Белобородов втянулся. Он не пришел домой и через несколько дней.

Сначала супруга не очень тревожилась за жизнь и здоровье своего благоверного. Но на третий день женское сердце не выдержало одинокой жизни, и дама сообщила в полицию о пропаже мужа. Начались поиски, осложнявшиеся, правда, одним фактом — женщина не принесла ни одного фото Белобородова.

Первым делом спасатели добрались до местного егеря и уточнили у него, не было ли в округе потеряшек. Егерь в этот момент отмечал Новый год с другом и никого не замечал. Друг тоже заявил, что спасатели — первые люди, которых они видят за несколько дней. МЧСники удалились в чащу, а лесник с приятелем продолжили жарить мясо и пить.

Через пять часов жена Белобородова всё-таки нашла его единственное фото и передала его поисковой группе. Велико было удивление спасателей, когда на снимке они узнали того самого друга егеря. К леснику немедленно выдвинулся наряд.

К их приезду Белобородов и егерь были глубоко пьяны. Беглец сжимал в руках бутылку коньяка и кричал, что не хочет возвращаться домой и остается жить в лесу. Его кое-как успокоили и, всхлипывающего, отвели к жене».

Короче. Только трагикомедия — это настоящая комедия. А трагикомедия — это просто трагедия, которую мы наблюдаем со стороны.

 Нет комментариев    24   1 мес   истории   люди   мужчины

Мужчина у фонтана

Всё-таки облеченные властью мужчины невероятно невнимательны.

Они игнорируют потребности других, не проявляют никакой эмпатии и отказываются понимать, что в конечном итоге всё это во вред себе.

Например, во втором акте «Бахчисарайского фонтана» — я не умничаю, просто раз уж попал, то глупо не заметить — крымский хан Гирей классически обманул сам себя.

Привёз новую наложницу, польскую княжну Марию, и давай показывать ей дворец. Мол, вот там у меня лежат подушки и виноград, тут жёны, здесь мы играем в настолки, а я главный и ты мне очень нравишься. Хочешь, суши закажем?

И дальше гарцует, не замечая на заднем плане огромные ошалелые глаза любимой жены Заремы. И глаза остальных жен. Они поменьше, конечно, но тоже довольно большие.

Да и сама Мария как бы не очень живо реагирует, потому что она пленница, только что из похода, и у Гирея кафтан испачкан кишками её жениха Вацлава. Из перспектив — только харассмент и дедовщина. Или как это называется, когда «служи как я служил», только у женщин.

Максимум, что хан разглядел — новенькая какая-то кислая и на шею ему не бросается. Ну, устала наверное, или стесняется. Давай иди поспи, но как проснешься — чтоб была огурцом.

Тут Зарема подходит, говорит, Гирейчик, ты ли это, давай расслабимся, съездим куда-нибудь, только ты и я, юг, солнце, евнухи с опахалами. А он опять за своё: какой юг, Зорька, мы и так в Крыму, у тебя что, подарочные сертификаты в Ив Роше закончились? Иди кремчики повыбирай, а я хочу грустить.

И лежит на подушках, в глаза не смотрит.

Естественно, ему потом аукнулось. Пришлось строить мемориальный фонтан и прижиматься к нему мокрой от слёз щекой. Но поздно, нет уже ни Марии (кинжал), ни Заремы (пропасть), а за новыми впечатлениями нужно опять идти в поход.

 Нет комментариев    32   1 мес   искусство   истории   мужчины   театр