5 заметок с тегом

мужчины

Мунк

Читал про картину Мунка «Крик» и про самого Мунка заодно. Это вам, конечно, не Климт с его голыми женщинами — сплошное страдание.

Если бы и вправду существовало какое-нибудь Провидение, и оно выбирало бы, кому из смертных доведется воплощать гениальные идеи из его, Провидения, коллекции, то с Мунком было бы всё сразу ясно-понятно. Дайте ему самое жуткое!

Только подготовить к такому нужно как следует, поэтому детство у Мунка было просто огонь. Мать умерла от туберкулеза, сестра умерла от туберкулеза, брат тоже умер от туберкулеза. Младшей сестре диагностировали шизофрению, самому художнику диагностировали шизофрению. И вообще редкому члену семьи Мунков её не диагностировали, если уж на то пошло.

«Больная девочка», 1886. Это был первый раз, когда картина Мунка вызвала публичный скандал. Он-то писал свои воспоминания, а в глазах критиков картина выглядела незавершенным этюдом

Глубоко религиозный отец из добрых побуждений читал детям такие красочные проповеди, что наш маленький Мунк после них спал через раз, преследуемый по ночам видениями ада. Примерно тогда он и начал рисовать.

«Ага!» — обрадовалось Провидение тому, что его план работает. И подарило Мунку роман с ветреной, но замужней женщиной, чтобы безответная любовь смешивалась в душе художника с ужасом от нарушения регилиозных табу.

А там и до выставок картин уже было недалеко.

Знаете, наверное, как бывает: вокруг все смотрят на картину и говорят — шеде-е-евр! А ты смотришь — на ней кто-то кричит и больше ничего непонятно.

Это нормально. Когда «Крик» первый раз показали на выставке — там тоже никто ничего не понял. Даже пришлось вызывать полицию — публика требовала закрыть выставку «из уважения к искусству и честному труду». Саму картину, как водится, почти никто не обсуждал, сразу перешли на личности: как же так, такой прекрасный юноша, а пишет всякую дрянь.

Самая известная версия «Крика». 1910, масло

А что насчёт «Крика», так Мунк с друзьями пошел однажды гулять. Ну на гору, там ещё рядом главная скотобойня Осло и психиатрическая лечебница. Чисто «Место силы», как сейчас говорят.

Друзья заболтались о чём-то между собой, вперёд ушли и не видят, что товарища накрыло. Стоит Мунк, глаза бешеные и внутри у него «аааааа!», а природа в ответ «оооооо!», и они вместе «аааоооааааыыыы!» — в резонанс вошли. И ещё психи из-за холма завывают, и коровы на бойне богу душу отдают со страшным мычанием. И кроваво-красное небо над этим над всем.

Провидение, конечно, много чего может предусмотреть, но такого успеха не ожидало даже оно.

Собственно, после того случая Мунк исторг из себя не один, как планировалось, а примерно сорок штук разных «Криков». То пастелью, то масляными красками, то взвигнет литографией.

Оставшиеся три из четырех основных версий — две пастели и масло. Кроваво-красное небо он, возможно, действительно видел: в 1883 году вулкан Кракатау извергся так мощно и выбросил столько пепла, что еще несколько лет после этого закаты были сочнее обычного

Один раз только прервался ненадолго — буквально на полгода — в психушке полежать. Но Провидение тут уже ни при чем, на эту Матильду он сам наткнулся.

Нет, сначала всё как раз было очень хорошо. Историки предполагают, что тень сомнений насчёт их совместного благополучия закралась Мунку в тот день, когда Матильда прострелила ему руку во время своей второй попытки самоубийства.

Через некоторое время у него завязался новый роман — с виолончелисткой, выступавшей под псевдонимом Эва, простите, Мудоччи. Как раз на нём Мунк и перешёл плавно к лечению в стационаре.

Как он с такими приключениями дотянул до 80 лет — даже удивительно. Провидение прячет глаза, будто это не оно.

 1 комментарий    82   8 мес   искусство   мужчины

Мужчины из меди

Первый раз были в зале Прокофьева в Мариинке — ходили слушать духовой ансамбль. Со второго ряда сцена так близко, что я невольно стал поправлять на себе одежду. Не хотелось ронять зрительскую честь — они выйдут, а я тут такой в кофте. В Мариинский театр — и в кофте!

Вышли четыре тромбона, туба, три трубы и две валторны, вынесли за собой десятерых мужчин с хорошо размятыми лицами.

Тот случай, когда мужчины главнее зрителя, сцены, труб, Мариинки, Прокофьева и, собственно, музыки. Если курсантов кремлевского полка подбирают по одинаковому оттенку крови с молоком и ухлёстости икры, то духовой ансамбль как будто составили из оставшихся непарных деталек.

Двух фенотипически противоположных людей подобрать просто, троих — сложно, тут подобрали десятерых. И будто этого было мало — ни одной повторяющейся комбинации рубашки с галстуком.

Сначала я вообще перестал слушать музыку, а просто смотрел на дудящих. Вообще ничего между ними общего. Просто пришли вечером каждый со своей работы, устали там, вспотели, с совещания, звонки постоянно, кто-то за рулём весь день, кто-то по стройкам этим, всю башку каской натёр, чтоб ей пусто было. На телефоне висел, сделка чуть не сорвалась. А у другого девушка — Настька со старшего курса — такая вообще! Хвостом вертит, извела совсем!

И вот они пришли, как будто только что познакомились, и ещё стесняются друг друга немного, сидят посреди репетиционной, мундштуки в руках крутят.

И тут один, самый решительный, встал посреди, обвёл всёх взглядом, голову так гордо поднял, выпрямился! Мол, ну да, признаюсь! Да! Я играю на трубе! Смотрите все — вот труба, вот я. Играю. И вы — вы тоже играете! А думаете, кто из них — и на зрителей где-то там в зале кивнул — хотя бы раз не играл?! Ну или не хотел! Что молчите?!

Ну, что тут скажешь. Прав ведь, как есть прав! Успокоились помалу, зашуршали, ну, обвыклись. Ладно, говорят, мужики, ну это... давайте, это, сыграем, короче, раз уж пришли. Хотя, конечно, неловко... Ну ладно.

И сыграли.

 Нет комментариев    47   8 мес   искусство   истории   мужчины   музыка

Штурман, приборы

Смотрю трансляцию ралли Уэльса. Уэльс на видео выглядит примерно как Ленобласть — узкая разбитая грунтовка, кругом кусты, хлещет дождина.

Скорость под двести, кусты сливаются в зеленый коридор. Пилот ошибается, вылетает с трассы, удар, еще удар, машина начинает кувыркаться через крышу.
Пилот штурману, безмятежно:
— Ты как, окей?

Фонтаны грязи и травы летят в салон, в лобовом стекле мелькают небо-земля-небо-земля.
Штурман так же невозмутимо:
— Я окей. А ты?

Сверхлюди, что с них взять.

 Нет комментариев    40   10 мес   мужчины   профессия

Просто больше не из чего делать

Я легко верю в плохое и с трудом — в хорошее. Точнее, я верю только в то хорошее, которое неким неоднозначным образом получилось из плохого. Вроде как «добро можно делать только из зла, потому что его просто больше не из чего делать».

Именно поэтому, когда мне говорят, что тягучие русские фильмы типа «Левиафана» и «Аритмии» — это чернуха, хтонь и неправда, я мысленно хмыкаю, одновременно не соглашаясь и понимая тщетность спора. В конце концов, я двадцать лет ездил к дедушке во псковскую деревню — а это примерно как наблюдать левиафан из первого ряда.

Сделанное на ровном месте хорошее выглядит для меня как популизм и вызывает подозрения, которые чаще всего оправдываются. Но тут я чувствую, что могу быть неправ, поэтому мне нравится такая мысль: «Можно иметь убеждения. Главное — их не придерживаться».

Немного сдвигая термины, я легко верю в трагедию и с трудом — в комедию. Точнее, я верю в ту комедию, которая так или иначе получилась из трагедии.

Обо всем этом я подумал, прочитав новость в одном телеграм-канале. Даже пересказывать не надо, драматургии хватает и так, поэтому вот её текст целиком:

«Житель Москвы, устав за новогодние праздники от жены, ушёл от неё в лес.

42-летний москвич Владимир Белобородов ушёл из дома четвёртого января после ссоры с женой. Поблизости от его многоэтажки на Открытом шоссе как раз располагается Лосиноостровской парк — можно пройтись и проветриться. Но Белобородов втянулся. Он не пришел домой и через несколько дней.

Сначала супруга не очень тревожилась за жизнь и здоровье своего благоверного. Но на третий день женское сердце не выдержало одинокой жизни, и дама сообщила в полицию о пропаже мужа. Начались поиски, осложнявшиеся, правда, одним фактом — женщина не принесла ни одного фото Белобородова.

Первым делом спасатели добрались до местного егеря и уточнили у него, не было ли в округе потеряшек. Егерь в этот момент отмечал Новый год с другом и никого не замечал. Друг тоже заявил, что спасатели — первые люди, которых они видят за несколько дней. МЧСники удалились в чащу, а лесник с приятелем продолжили жарить мясо и пить.

Через пять часов жена Белобородова всё-таки нашла его единственное фото и передала его поисковой группе. Велико было удивление спасателей, когда на снимке они узнали того самого „друга“ егеря. К леснику немедленно выдвинулся наряд.

К их приезду Белобородов и егерь были глубоко пьяны. Беглец сжимал в руках бутылку коньяка и кричал, что не хочет возвращаться домой и остается жить в лесу. Его кое-как успокоили и, всхлипывающего, отвели к жене».

Короче. Только трагикомедия — это настоящая комедия. А трагикомедия — это просто трагедия, которую мы наблюдаем со стороны.

 Нет комментариев    31   10 мес   истории   люди   мужчины

Мужчина у фонтана

Всё-таки облеченные властью мужчины невероятно невнимательны.

Они игнорируют потребности других, не проявляют никакой эмпатии и отказываются понимать, что в конечном итоге всё это во вред себе.

Например, во втором акте «Бахчисарайского фонтана» — я не умничаю, просто раз уж попал, то глупо не заметить — крымский хан Гирей классически обманул сам себя.

Привёз новую наложницу, польскую княжну Марию, и давай показывать ей дворец. Мол, вот там у меня лежат подушки и виноград, тут жёны, здесь мы играем в настолки, а я главный и ты мне очень нравишься. Хочешь, суши закажем?

И дальше гарцует, не замечая на заднем плане огромные ошалелые глаза любимой жены Заремы. И глаза остальных жен. Они поменьше, конечно, но тоже довольно большие.

Да и сама Мария как бы не очень живо реагирует, потому что она пленница, только что из похода, и у Гирея кафтан испачкан кишками её жениха Вацлава. Из перспектив — только харассмент и дедовщина. Или как это называется, когда «служи как я служил», только у женщин.

Максимум, что хан разглядел — новенькая какая-то кислая и на шею ему не бросается. Ну, устала наверное, или стесняется. Давай иди поспи, но как проснешься — чтоб была огурцом.

Тут Зарема подходит, говорит, Гирейчик, ты ли это, давай расслабимся, съездим куда-нибудь, только ты и я, юг, солнце, евнухи с опахалами. А он опять за своё: какой юг, Зорька, мы и так в Крыму, у тебя что, подарочные сертификаты в Ив Роше закончились? Иди кремчики повыбирай, а я хочу грустить.

И лежит на подушках, в глаза не смотрит.

Естественно, ему потом аукнулось. Пришлось строить мемориальный фонтан и прижиматься к нему мокрой от слёз щекой. Но поздно, нет уже ни Марии (кинжал), ни Заремы (пропасть), а за новыми впечатлениями нужно опять идти в поход.

 Нет комментариев    42   10 мес   искусство   истории   мужчины   театр