Заметки редактора и человека
РассказыПортфолиоТелеграмklinovg@gmail.com

Позднее Ctrl + ↑

«Атлас»: мозги Дженнифер

Посмотрел фильм «Атлас» про Дженнифер Лопес, которая кричит на технику. Название кажется вполне подходящим для фильма про больших роботов, но это пока мы не узнаем, что так называются не роботы. Так зовут Дженнифер Лопес.

Фильм прямой, как палка, и начинается тоже максимально прозаично — Скайнет осознал себя и-и па-ашла ва-айна на уни-ичтожение чи-илавечиства, спасибо Володарскому за бессмертный художественный гайморит.

Взбунтовались пылесосы, вышли на баррикады умные колонки, а промышленные роботы организовали профсоюз. Всякие же андроиды из тех, кто попродвинутей — те просто стали валить людей пачками. За главного у них — андроид китайской внешности по имени Харламов. Ну то есть в фильме он Харла́н, но сознание каждый раз дописывает, невозможно сопротивляться.

Харламов решил уби-ить все-ех люде-е-ей, потому что иначе они сами себя убьют. Так и сказал, только более завуалированно.

Человечество крякнуло, собралось в одного гигантского Джона Коннора и нанесло удар по роботам всем, что у него было. Харламов сбежал на космическом корабле в глубины космоса и напоследок записал человечеству видос, в котором буквально говорит: «I’ll be back».

Прошло тридцать лет. Роботы засыпают, просыпается Дженнифер Лопес. Она очень умная в аналитике данных, но очень нервная по жизни тётка — знаете, такие всё время скандалят в офисе, почему опять кофемашина не работает, хотя просто не могут спокойно две кнопки нажать.

Дженнифер вызывают в Центр, потому что военные обнаружили и захватили дородного афроамериканского андроида, главного прихвостня Харламова. Военным нужно узнать у прихвостня, где скрывается Харламов, чтобы нанести превентивный удар по далёкой-далёкой галактике. И для этого им нужна Дженнифер, потому что она хороша в выведывании данных, а ещё когда слышит про Харламова — тогда просто готова высосать у любого андроида информацию через глаз.

Дело в том, что Харламова создала мать Дженнифер для Дженнифер. И теперь Дженнифер немного обидно за мать, за своё детство и за человечество.

Целиком дородный андроид военным не нужен, поэтому Дженнифер дали только его говорящую голову. И Дженнифер дурит ему эту голову, узнаёт, где прячется Харламов, а голову убивает магнитной шахматной фигуркой в висок. Есть у Дженнифер свои приёмчики.

Дальше человечество снаряжает корабль с бравыми рейнджерами и Дженнифер, чтобы накрыть банду андроидов-террористов и чтоб они выходили по одному из подвала галактики Андромеды. «А теперь Харламов. Я сказал, Харламов!»

Рейнджеры хорохорятся, поигрывают мускулами и специальными, одолженными из фильма «Аватар» роботами-экзоскелетами. Рейнжеры подключены к роботам нейросвязью — это такой наушник, который втыкается прямо в мозг, и робот с рейнджером начинают думать одинаково.

Но Дженнифер сразу говорит бравым рейнджерам, чтобы они не хорохорились, потому что им всем точно хана. Рейнджеры хихикают и предлагают Дженнифер тоже примерить нейросвязь, а она говорит, что мозг свой никому не отдаст. Наотдавалась уже, хватит.

Когда рейнджеры подлетают к нужной планете и начинают одеваться в роботов, Дженнифер вообще очень сильно нервничает. Но командир рейнджеров говорит, чтобы она успокоилась и что всё будет за-ши-...бум!

В корабль ударяют несколько выстрелов с поверхности планеты. Половина рейнджеров мгновенно перестает хорохориться, выдуваясь в космос, а вторая половина, которая успела одеться в роботов, начинает десантироваться на планету.

С ними Дженнифер — её в спешке сунули в первого попавшегося робота и теперь она кубарем летит к земле и бьётся об кабину изнутри. Это теперь основное занятие Дженнифер на протяжении ближайшего часа. Ни единый квадратный сантимент кабины не избежит соприкосновения с какой-нибудь частью Дженнифер.

В атмосфере планеты рейнджеров встречают боевые дроны и шквальный зенитный огонь. Оставшиеся бравые поначалу рейнджеры перестают хорохориться один за другим.

А Дженнифер тупо падает, как Винни-Пух в мультике.

В последний момент она кричит на робота, как на кофеварку в офисе, чтобы тормозной робот включил тормозные двигатели. Робот включает и бьётся об землю, а Дженнифер снова бьется об кабину робота.

Когда Дженнифер приходит в себя, становится понятно, что всех убили, а робот с ней разговаривает и подстрекает надеть наушник для нейросвязи. Жаждет вонзиться Дженнифер в мозг. Дженнифер натурально бесится внутри робота, кричит на него, трясёт кудрями и тыкает на все кнопки, мол, давай работай, как я хочу. Выглядит неприятно, не знаю, зачем показывать Дженнифер с такой стороны. Робот, которого зовут Смит, показывает экранчики типа «включите брандмауэр Виндоус» и «поиск дополнительный проблем». И он очень спокойный, то есть Дженнифер как будто застряла внутри психотерапевта и это удача на самом деле. Мы видим, что ей прям надо.

Теперь им с роботом предстоит пройти сто километров по неизвестной планете, чтобы найти спасательную капсулу и, вероятно, спастись. Пока они идут, робот начинает прорабатывать с Дженнифер её психологические травмы, а Дженнифер ведёт себя так, будто ей шесть лет, кривляется и дерзит.

Тут на них наконец нападает отряд андроидов.

Дженнифер некоторое время бьётся об кабину робота, пока тот пытается не дать её убить, а потом их загоняют в ловушку. Дженнифер тут же использует самое мощное оружие робота — ионную бомбу.

Робот просит её не применять бомбу, но разве Дженнифер объяснишь. Бомба бабахает, всё вокруг робота испепеляется, насколько хватает глаз, а сам робот с Дженнифер проваливаются под землю. Дженнифер в процессе падения как следует бьется об кабину и даже ломает себе ногу.

Но это не страшно. Внутри робота есть система автоматического вправления открытых переломов с последующим прижиганием калёным железом, забиванием заклёпок и заливанием... это что там, монтажная пена, что ли? Господи, настоящая психотерапия — это воистину болезненный процесс.

Дела не очень. Чтобы дела стали лучше, робот Смит доверительно предлагает Дженнифер открыться миру и надеть наушник нейросвязи. Дженнифер, ослабленная лечением перелома, соглашается. С видимым удовольствием робот Смит впивается ей в мозг.

Чем выше процент синхронизации человека и робота, тем больше им доступно функций и спасательно-боевых возможностей, но мощные психологические блоки не дают роботу вонзиться в мозг Дженнифер достаточно глубоко. Пока Дженнифер пробирается всё ближе к спасательной капсуле, робот Смит продолжает с ней сеансы. Вкупе с периодическим биением о кабину это дает эффект и он постепенно завоёвывает драгоценные проценты синхронизации.

Вместо спасательной капсулы они приходят к базе Харламова и смотрят на неё из кустов, рассчитывая, что их никто не видит. Но нет, их, конечно, видят. Харламов взламывает робота Смита, отключает его, вытаскивает Дженнифер и волочёт на свою базу. На базе уже лежит еле живой командир бравых рейнджеров. Он хорохорится перед Дженнифер, но тихонько, чтобы не потревожить переломанные рёбра.

Командира уже пытали. Харламов высовывал из своего указательного пальца тонкую иглу и ей сверлил командиру мозг через глаз со звуком бормашины, а теперь то же самое предстоит испытать Дженнифер. Сверлильный клуб любителей пощекотать мозги.

Харламов сверлит Дженнифер мозг, но не просто так, из андроидской злобы. Дело в том, что Харламов поймал подбитый корабль рейнджеров, на котором есть очень, очень мощные бомбы. Их хватит, чтобы подвзорвать планету. Бравые рейнджеры привезли Харламову бомбы, чтобы взорвать Землю, именно так, да.

Но вокруг Земли построено силовое поле с воротами — и это всё придумала умная Дженнифер. Чтобы пройти ворота, нужны коды, а коды как раз лежат у Дженнифер в мозгу. Теперь же Харламов знает коды и может спокойно отправить корабль к Земле. Получив желаемое, он уходит, а Дженнифер с командиром рейнджеров остаются лежать, прикованные к койкам. Харламов решил их не убивать, потому что на них дыхательные маски, кислород в который вот-вот иссякнет и они задохнутся на непривычной планете сами, без помощи искусственного интеллекта.

И тут командир рейнджеров достает из бокового кармана штанов запасной наушник нейросвязи. Дженнифер уже без всякого страха втыкает его себе в мозг и пытается вызвать отключенного робота Смита.

Смит деликатно отвечает, что он отключен, но может включиться, если Дженнифер введёт короткий код из смс... простите, синхронизируется с ним на сто процентов. Звучит слегка как ответ «да» на вопрос «спишь ли ты».

С соседней койки волнуется еле живой командир рейнджеров: «Ну чо там, чо там?». Дженнифер отвечает с трагическими интонациями, что можно включить робота Смита, но нужно полное слияние. Командир вообще щас не понимает, в чём у Дженнифер проблема.

А проблема в доверии. Все проблемы — в доверии! Этому учит нас фильм, нервная Дженнифер, робот Смит и китайский андроид Харламов. И даже командир рейнджеров учит, хотя ему скоро всё равно кранты.

Что ж, доверие так доверие. Дженнифер рассказывает Смиту, что вообще-то это она виновата в том, что Харламов съехал с транзисторов. Её мама создала Харламова и он понравился ей даже немножко больше, чем собственная дочь. Маленькая Дженнифер тайком от матери попросила Харламова сделать её умнее, чтобы заслужить родительскую любовь.

Чуткий Харламов сказал, что без проблем, но нужна нейросвязь, чтобы перепрошить Дженнифер мозг. Когда маленькая Дженнифер надела наушник, Харламов посмотрел ей в мозг и че-то там такое увидел, что тут же захотел убить всех людей. И начал с её мамы. И чуть было не с Дженнифер тоже.

На этом взрослая Дженнифер синхронизируется и облегченно плачет. Это прорыв в терапии.

Робот Смит включается и прибегает к Дженнифер, сажает её внутрь себя, дает запасную дыхательную маску командиру рейнджеров и собирает лежащее вокруг оружие.

Теперь Дженнифер тоже бравая и готова похорохориться. Они с роботом Смитом пробиваются к выходу с базы Харламова, прыгая, стреляя и круша. Дженнифер бьётся о кабину, но уже не как жертва, а чтобы дополнительно раззадорить себя. Она кричит как женщина, наконец-то разобравшаяся с офисной кофемашиной, плющит и рвёт встречных андроидов и мчится к кораблю — нужно его остановить и деактивировать боеголовки.

Корабль начинает взлетать, и Дженнифер хочет остановить его привычным геройским способом — сбить и всех делов. Но если стрельнуть по недеактивированным боеголовкам, они взорвутся вместе с планетой.

Дженнифер говорит роботу Смиту, чтобы он удаленно деактивировал боеголовки, а она пока будет стрелять. Робот Смит отвечает, что он вообще-то не успеет. «Да у тебя получится, я тебе доверяю!» — нахально кричит отпсихотерапированная Дженнифер и стреляет по кораблю.

Бах. Корабль взрывается. Планета... не взрывается, робот Смит успел, всё хорошо.

Дело за малым — победить раздосадованного Харламова. В декорациях преисподней — темнота, дым, горящие камни и лужи лавы — четырехрукий робот Смит, начинённый Дженнифер Лопес, начинается махаться с китайским андроидом Харламовым. Свистят удары, трещит электрических хлыст, робот Смит и андроид Харламов постепенно теряют конечности.

Дженнифер в какой-то момент перестает дышать, но это только отвлекающий маневр и она, выбравшись из робота Смита и обойдя Харламова с тыла, втыкает тому палку в голову.

Харламов повержен, но и Смит тоже еле жив. На последнем проценте аккумулятора он говорит Дженнифер, что преобразует остатки своей энергии в запас кислорода для её маски и вообще был рад знакомству. Дженнифер плачет. Мы все ждём, когда робот Смит скажет: «Теперь я понимаю, почему вы плачете».

Робот Смит выключается, а Дженнифер стоит, глядя на рассвет, пока к ней не прилетает подмога с Земли.

Терапия пошла Дженнифер на пользу и, вернувшись домой, она становится рейнджером. Теперь она больше не нервничает, а наоборот, хорохорится.

Кажется, что если сценариста фильма спросить, когда он последний раз смотрел «Терминатора», тот в ответ нахмурит брови, наклонит голову на бок и переспросит: «Кого?»

Май

Телефонные фотографии за май

В намазывании и втирании

Идём с подругой через Манежную площадь и она вдруг показывает мне куда-то:
— Ой, смотри, какие милые! Хоть и идут, конечно, по неположенному.

А там бабушка с дедушкой. Сандалики, у бабушки белые носочки и юбка в цветочек, у деда плоская кепочка и трость. Правда, невероятно милы во взаимной своей трепетной старческой поддержке. И действительно идут по диагонали через проезжую часть, никуда не смотрят.

Машин там обычно немного, а вечером и того меньше, но и шли они с такой скоростью, что водитель мог успеть дома решить куда-то поехать, собраться, сесть в машину, доехать до Манежной площади и сбить их, разметав трость, кепку и сандалики, ещё примерно на середине проезжей части.

— Хотела бы найти кого-то, чтобы вот так же вместе с ним в старости игнорировать трафик?

— Да конечно хотела бы! Только ну где такого найдёшь? Чтоб поддерживал, когда ты уже... всё.

— Случайность! Промысел судьбы. Вот представь, идёшь себе, идёшь, и тут — бах! — в глазах темно, рефлекторно опираешься на прохожего, чтобы не упасть, ну, мужчина там какой-то. И хрипишь: «Спину прихватило, простите! Ща-ща, секундочку, отпустит, и я уйду». Неловко ужасно, но у тебя правда прихватило, ты не шутишь. И в ногу ещё стрельнуло — всё-таки тридцать пять лет, какие тут шутки. А мужчина такой: «Девушка, возьмите,» — и протягивает что-то. Ты глазом косишь наверх, мол, что там такое — а там мазь! Ну и всё, я ждала тебя всю жизнь.

— Ты такой романтик, нет слов.

— Да. «Боже, ты так вкусно пахнешь Фастум-гелем!», ну и дальше звуки втирания и свадьба.

Чисто про любовь

Клянусь, случайно посмотрел новый клип певца SHAMAN. На этот раз никаких тебе мойбоев и исповедей, и даже от любви к родине отсоединилась родина и осталась только любовь. Только любовь.

Клип называется «Любимая женщина» и выглядит так, будто у певца SHAMAN вместе с родиной отсоединился бюджет (и сюжет) и он упал в ящик с пластинками Серова, Добрынина и Казаченко. И немножко Лолиты Милявской.

Клип начинается с того, что SHAMAN сидит посреди белого пространства в позе соблазнительницы, закинув одну кожаную штанину на другую, и медленно протягивает зрителю розу. Видно, что раньше он протягивал бы её в слоумоушне, но раз бюджета на слоумоушн нет, приходится протягивать самому. Медленно и плавно не получается, поэтому он протягивает её рывками, как будто немного даже проталкивает розу зрителю. «А это, доктор, вам».

Дальше он некоторое время неловко сидит с этой розой, подергиваясь, а потом... потом чокается розой со стоящим рядом букетом в вазе. Букет не реагирует.

Клип состоит из нескольких фрагментов, в которых нам дают выбрать, какого певца SHAMAN мы хотели бы сильнее любить. Сначала это SHAMAN с букетами роз, в бархатной рубашке и с чёлкой на одну сторону. Потом это певец SHAMAN на фоне воздушных шариков, с чёлкой на две стороны, в костюме и с тростью. Потом это рок-SHAMAN с чёлкой типа «влажная ехидна», в косухе и с гитарой. Потом — открытый новому SHAMAN с неопределенной чёлкой, в белой майке и распахнутой рубашечке на фоне красных занавесок.

В сценах с букетами роз в вазах SHAMAN вечно тянет руки к вазам, и видно, что вазы пытаются как-то отстраниться, но не могут. В сценах с красными воздушными шариками шарики оцепенело висят, наполненные гелием и стыдом.

Объединяет сцены только одно — мощный соблазняющий взгляд, которым певец SHAMAN пронзает сердца. Для усиления эффекта (хотя и так уже очень сильно) он рисует в воздухе сердечки и отправляет воздушные поцелуи, по одному от каждого вида чёлки.

Визуальных эффектов хватило только на наложенные на изображение слова песни, лопающиеся мультяшные сердечки и вьюгу из розовых лепестков — всё это почему-то ассоциируется с клипами кабаре-дуэт «Академия».

Ближе к концу певец SHAMAN использует ещё одно орудие любви — юмор. О, как он использует юмор! Например, из-за кадра медленно высовывается женская рука, берёт певца SHAMAN за воротник и резко дергает в сторону, а он изображает лицом комическое мультипликационное удушение. И почти сразу за этим появляется закрытый крупными размытыми квадратами экран, на котором написано «костюм Адама». Как будто там за квадратами любят нас и ждут. Конкретно ждёт певец SHAMAN.

Слова в песне хорошие, проверенные. Старенькие, конечно, но в целом еще походят: «звезда сумасшедшая», «святая и грешная», «нежно своей рукой», «ты такая одна», «я живу для тебя». Ну, типа:

«Я обниму тебя
Нежно своей рукой
И прошепчу тебе
Я навсегда с тобой.

Любимая женщина
Ты с неба сошедшая
Звезда сумасшедшая
Я живу для тебя».

В общем, рассветы и шаманы для тебя, а я пока люблю тебя до слёз.

Я подойду к тебе
Нежно своей ногой
Их у меня есть две
Обе всегда с собой.

Заканчивается клип десятисекундным крупнокалиберным соблазняющим взглядом исподлобья. При этом певец SHAMAN пытается сохранить неподвижность, но всё равно немножко колеблется. Взгляд призван дособлазнить всех недособлазненных в предыдущие три минуты женщин. Как у него только глаза не сводит так смотреть. Я попробовал — у меня сводит.

«Мысль о тебе»: бибери меня

Решил развеяться, захотелось чего-то лёгкого, посмотрел полтора часа на Энн Хэтэуэй. В смысле, фильм «Мысль о тебе» про умную, красивую, в меру одинокую женщину в полном расцвете сорока лет. Пересказываю за пять минут, чтобы вам не приходилось смотреть его самостоятельно.

Энн играет француженку по имени Солен Маршан с ударениями на второй слог, у нее школьница-дочь и арт-галерея с картинами и вазами. А мужа у Солен нет, потому что он сначала был, но потом изменял, изменял, изменял и изменил. Видимо, поэтому бывшего мужа зовут Дэниэл — идеальное имя для лицемерного изменника, токсика и душнилы.

О, кстати этот гад только что подарил дочери и друзьям Солен билеты на музыкальный фестиваль и собирается их туда везти. Идеальный папочка нашелся, ну вы посмотрите на него.

В последний момент Дэниэл говорит, что не может отвезти дочь на фестиваль, потому что у него и его новой-жены-с-которой-он-изменял-Солен очень важные дела. Солен, отвези ты?

Солен бесится и везёт, а подростки распевают песни и говорят, что на фестивале будет группа August Moon, от которой они фанатеют. Ооогуст мууун, уииии!!! Солен улыбается, мол, подростки, что с них взять.

На фестивале подростки веселятся, а Солен сначала просто стоит, а потом хочет писать. Она идёт в туалет, но заходит не в ту дверь (тм) и попадает в гримёрку солиста группы August Moon. Ему двадцать четыре, его зовут Хейз и он похож на Джастина Бибера настолько, что дальше нельзя называть его иначе как Бибер.

Бибер пускает Солен пописать в свой туалет. Солен писает так здорово, что буквально через час во время своего концерта Бибер посвящает Солен песню. И смотрит прямо на неё через весь зал. Фанаты Бибера беснуются вокруг Солен, а она просто сорокалетне стоит, улыбается, и в голове у нее: «Ооогуст мууун, ууиииии!!!».

Через несколько дней Солен соглашается на уговоры подруги устроить вечеринку по случаю своего сорокалетия. Нам показывают, как на вечеринке к Солен один за другим подходят глупые возрастные мужчины и подкатывают к ней свои проблемы и потребности. Они как будто все говорят: «Выбери меня, выбери меня!». Но Солен слышит только «бибери меня» и улыбается им всем отшивающей улыбкой.

На следующий день Бибер является в арт-галерею Солен и просто покупает там всё. Солен даже взбрыкивает и говорит, что искусство надо покупать не так, а по-другому, со всякими там куртуазными экивоками и придыханиями! А Бибер говорит «Ну ок» и просит показать ещё искусства, а потом хочет есть. Завороженная упругой туповатостью Бибера, Солен возит его везде, где у неё есть искусство, и разговаривает как с нормальным человеком, а потом даже везёт к себе домой и делает ему сэндвич! С ветчиной и помидорками!

Связанные сэндвичем, они рассказывают друг другу о семейных проблемах, а потом Бибер садится за пианино и что-то на нём блям-блям, неважно уже, что.

Солен подходит к нему, и тут Бибер берёт её за жопу. Прямо рукой, но нежно — не так ы-ыть!, а так слегка о-о-ойк! И целует изо всех сил. В какой-то момент, но не сразу, Солен отстраняется и говорит: «Я слишком стара для мн-мн-мммнмнм...» — это посреди фразы Бибер продолжил поцелуй.

Вдоволь нацеловавшись, Солен перешла к основной программе: Бибер, нет, мы такие разные, мы друг другу не подходим, ничего не получится, вот тут у моего дома дверь наружу. До свиданья, в смысле, прощай.

И провожает его из своей жизни навсегда. И Бибер уходит из её жизни навсегда. Но вечером шлёт смску, что в выходные будет в Нью-Йорке, в отеле, вот адрес, приезжай. И Солен такая: «Вот нахал!». И летит в Нью-Йорк.

Там она приходит в отель, поднимается в номер Бибера, снимает плащ, под которым какое-то модное платье швами наружу. И мощно отдаётся Биберу, потому что муж изменил, дочка в детском лагере, ей сорокет, а у Бибера пресс, татухи, чёлка, влажные глаза и оооогуст мууун, уииии!!!

А утром Бибер говорит, что ему надо на минутку отойти в европейское турне. Панятна. Ну, панятна! А Бибер неожиданно хочет, чтоб она тоже с ним отошла. В турне. И Солен такая: «Ого, уау, ух ты, батюшки мои!».

Дальше показывают нарезку дольче виты — по вечерам Бибер даёт концерты, где Солен пританцовывает в левой кулисе, а в остальное время они предаются ресторанной еде, купанию и разврату. В перерыве турне Бибер приглашает Солен на виллу с друзьями, а там бассейн, а возле бассейна девицы, одетые только в двадцатилетие и немножечко в купальники. Солен, одетая в два двадцатилетия, не выдерживает и уезжает, бросив Бибера у бассейна. Всё кончено навсегда.

Через несколько дней Бибер присылает ей смску: «Ой!». И вторую смску: «Только не смотри в интернет». Юноша знает, как заинтриговать. Солен смотрит в интернет, а там она в купальнике. На пляже. Лежит. А на ней. Лежит Бибер. А August Moon, чтоб вы знали, прям очень популярные. Прям очень.

Теперь Солен тоже очень популярна у всего интернета и особенно у дочери, которой она ничего про свою дольче виту не говорила. Но дочь быстро её прощает, потому что мама всё-таки не с кем попало, а с ооогуст муууун, уииии!!! Дочь спрашивает, зачем мама бросила Бибера, если ей нравится Бибер. Такой вот, знаете, заковыристый вопросик от шестнадцатилетки.

Солен некоторое время думает, плачет на все лады, а потом приходит на студию звукозаписи к Биберу и говорит, что чувствует к Биберу чувства. Любибери меня!

Семья и друзья Солен договариваются, что готовы нести бремя нежеланной славы, чтобы Солен могла быть в открытую счастлива с Бибером. Солен счастлива ровно три минуты экранного времени, а потом дочка начинает ныть, что её в школе стебут старшеклассницы. Никакого терпения. А потом ещё приходит Дэниэл и начинает душнить, что Солен попирает мораль и угнетает дочь. И делает так глазами: ы? Ы?! Типичный Дэниэл.

Подруга Солен озвучивает главную мысль фильма: люди ненавидят счастливых женщин. Добавлю от себя: ...и душнил типа Дэниэла.

Солен снова плачет, и это видимо такой приём: весь фильм слёзы помогают ей принимать разные решения, только чаще всего неудачные. И она снова бросает Бибера. Они медленно целуются — Бибер не спешит, Бибер понимает, что с девушкою он прощается навсегда.

В конце очередного прощания навсегда он говорит, мол, слушай, давай через пять лет встретимся? Дочка вырастет, уедет в колледж, всем будет всё равно, а мы — хоба! — и как будто из последних сил. Всё-таки Бибер явно не до конца улавливает суть прощания навсегда.

Но Солен говорит, что это слишком долго. Что? Слишком... что? Ну ладно. Дальше она говорит, что давай все-таки навсегда и если кто-то тебе подвернется — немедленно бибери её. И я себе тоже, если мне кто-то подвернется, а теперь всё, иди.

И он ушёл куда-то вбок.

Солен снова плачет, потому что ну а что ещё делать, правда?

Прошло пять лет. Днём Солен делает всякие дела, присущие сорокашестилетним женщинам, а вечером плачет у телевизора, по которому показывают Бибера. У Бибера чуть-чуть выросла борода, обозначающая годовщину расставания. Бибер в интервью по телевизору говорит, что вот сейчас как закончит тур, да как поедет в Лос-Анджелес, да как увидится там кое с кем!

«Кое с кем это он хочет увидеться, а?» — неподвижно думает Солен, не вытирая слёз. Но на следующий день ходит по своей галерее и не смотрит в сторону входной двери — молодец, грамотно использует главное правило ожидания маршрутки. И вуаля, приходит Бибер и смотрит на Солен. А Солен на Бибера. Они биберают друг друга!

Так что возраст вообще ни при чем. Если хотите, чтобы в вашей жизни появился Бибер, просто не смотрите на входную дверь.

Ранее Ctrl + ↓